Опустились на дно

Автор:

И даже когда на улице трещит мороз, немногие решатся оказать помощь замерзающему бомжу. «Для этого существуют специальные службы», – думаем мы и проходим мимо.

Мне бы крышу над головой

Среди нормальных людей бомжи всегда отличимы. Грязные, оборванные, с опухшими лицами и красными от бессонницы и пьянства глазами, они роются в мусорных контейнерах, ночуют в подвалах и подъездах домов, в колодцах и на трубах теплотрасс.

Чтобы помочь им вернуться к нормальной жизни, в Актобе в 2001 году открылся Центр социальной адаптации лиц без определённого места жительства.

– Поначалу в центре было всего 55 мест, сейчас – 120, – рассказывает директор учреждения Айдархан Наурызгалиев. – Летом у нас находится не более 50 бездомных, зимой же, в сильные морозы, все места бывают заняты. Кроме того, имеется социальная гостиница на 10 мест, а в подвале открыли ночлежку, где на списанных кроватях могут разместиться 60 человек.

По информации Айдархана Наурызгалиева, в данное время в центре проживают 85 бездомных, около 30% из них – инвалиды III группы. В учреждение бомжи попадают разными путями. Одни по направлению из спецприёмника, где полицейские сначала устанавливают их личность и причастность к преступлениям. Другие – после освобождения из мест лишения свободы, а третьих направляет городской отдел занятости и социальных программ.

– Есть и такие, которые сами к нам приходят, – говорит Айдархан Наурызгалиев. – Мы должны оздоровить бездомного, восстановить его документы, утраченные трудовые навыки и трудоустроить. Горсобес предоставляет нам список вакансий и мест, где можно пройти переобучение. Мы заключаем договор с тем или иным предприятием на оказание услуг нашими подопечными. За их работу учреждения перечисляют деньги на специальный счёт.

Как говорит директор, раньше бомжи могли находиться в центре не дольше трёх месяцев. Но за такой короткий срок восстановить документы человеку иногда бывает невозможно, особенно в тех случаях, если у него имелся ещё советский паспорт. Приходится делать массу запросов в различные инстанции и даже направлять письма в республики бывшего Советского Союза. В центре есть долгожители, которые провели здесь 1-2 года.

– Многие думают, что у нас очень легко подцепить какую-нибудь заразу, но это не так, – продолжает Айдархан Наурызгалиев. – Всех прибывших сразу помещаем в изолятор для выявления опасных болезней, направляем на флюорографию и в кожно-венерологический диспансер. При обнаружении заболевания, бездомные проходят курс лечения в больнице, и только после выздоровления мы принимаем их в центр.
По словам Айдархана Наурызгалиева, все обитатели учреждения обеспечены трёхразовым питанием из расчёта 430 тенге в день на человека [в прошлом году выделялось 280 тенге. – Прим. автора]. В меню первые и вторые блюда, салаты, сливочное масло, сыр, яйца, овощи, фрукты. Во всех комнатах стоят телевизоры, имеются библиотека и намаз-хана.

– У наших подопечных разные судьбы, но их всех объединяет поломанная жизнь, – размышляет директор. – Поэтому они нуждаются, прежде всего, в психологической помощи, а психолога у нас в штате нет. Вот и решили открыть комнату, где мусульмане могли бы открыть свою душу Богу. Собираемся открывать молельную комнату и для православных.

Бомж – тоже человек

У большинства граждан отношение к бездомным презрительное и редко кто задаётся вопросом, как они до такой жизни докатились. Одни становятся бомжами в силу определённых обстоятельств, например, потеряли документы, остались без жилья. Многие из таких хотят вернуться к нормальной жизни. Как говорит Айдархан Наурызгалиев, среди постояльцев Центра адаптации есть люди, которые в прошлом работали сварщиками, слесарями, каменщиками, художниками, музыкантами, были востребованными специалистами.

– Существует и другая категория бомжей, – объясняет директор. – Это те, кто обитает в подвалах, пропитание добывает на помойках. Такие к нам не приходят. Их привозит полиция, но они отказываются здесь жить. Как только полицейские уезжают, они пишут заявление о том, что не имеют к нам претензий, и уходят. Это образ жизни, который их устраивает, и менять его они не собираются. Они привыкли неделями не мыться, нигде не работать. Проводить с ними какую-либо работу бесполезно. У них свои законы и очень жестокие порядки.

С целью оказания помощи лицам без определённого места жительства Айдархан Наурызгалиев создал специальный фонд. Но перечислять туда средства желающих мало. Бизнесмены и предприниматели предпочитают помогать детям-сиротам. Есть у директора ещё и интересная программа.

– Одно ТОО занимается реконструкцией подвалов в многоэтажках, – рассказывает директор центра. – В них мы собираемся оборудовать общежития для людей, оказавшихся без крыши над головой и желающих начать новую жизнь. Эта программа тоже не продвигается. В КСК и кондоминиумах говорят: «Только бомжей ваших нам в подвалах не хватало». Но ведь эти люди – часть нашего общества со своими непростыми проблемами, которые мы не можем или просто не хотим решать. Любого человека, насколько он бы ни опустился, нужно уважать хотя бы за то, что он человек.

 Где бы помыться и покушать?

Реальную помощь бездомным, кроме Центра адаптации, оказывают только в Центре социальной помощи «Каритас» при католическом храме «Доброго пастыря». Ежедневно, кроме воскресенья, по адресу: ул.Иманова, 55 для бомжей с 12 до 13 часов организуют горячие обеды. Здесь же можно помыться в душе, постричься, сдать одежду в стирку и получить медицинскую помощь.

– Бомжи и попрошайки собираются возле мечети «Нурдаулет» по пятницам, просят подаяния, но мы это не приветствуем, охрана этих людей просит уйти, – говорит директор благотворительного фонда «Нурдаулет мешиты» Борис Байжаркынов. – Ежедневно благотворительные обеды мы даем для работников мечети, время от времени по обращению обществ инвалидов, ветеранов – кормим бесплатно глухих, слепых, пожилых людей и сирот. Обеды проводятся в «Дастур уйы» и столовой при торговом центре. Всего за прошлый год на благотворительные цели мы потратили 12 миллионов тенге.

– Бомжи к мечети «Нургасыр» не приходят, да и кормить их у нас нет возможности, – сообщил «Д»  директор фонда «Актобе мешиты»  Закредин Байдосов. – Финансовое состояние мечети сейчас этого не позволяет.

– Бездомные ежедневно попрошайничают возле всех наших церквей, – говорит настоятель Свято-Никольского кафедрального собора, благочинный по Актюбинской области отец Илья. – Прихожане им подают и деньги, и еду. Организовывать благотворительные обеды для таких людей мы не имеем возможности.

 

Помогите бездомным

В Актобе создан специальный фонд социальной поддержки лиц без определённого места жительства и инвалидов.

Реквизиты фонда:

РНН 061800273221

Расчётный счёт 000700119 в АО «Темир Банк»

МФО 190301707

 

Бомжами становятся алкоголики

– Чаще всего бомжами становятся алкоголики, – утверждает нарколог центра психотерапии «Иматон» Вадим Антонец. – Сценарий, как правило, один. Человек начинает пить, теряется реальность, происходит распад личности, переоценка ценностей. Близкие ставят условия: «или алкоголь, или мы». До этого «потенциальный бомж» теряет работу, так как у работодателя терпения меньше, чем у семьи. Когда  человек оказывается на улице, в компании таких же бомжей, он усугубляет свое положение, заглушая реальность алкоголем. Для него уже не важно, что пить, лишь бы был запах спирта.  В этой стадии чаще всего алкоголизм уже не лечится. Конечно, бывают и исключения. Бродягой может стать и вполне здравомыслящий человек, не употребляющий алкоголь, которого загнали в угол обстоятельства. Но в целом общую картину это не меняет.

Юрий ГЕЙСТ

 

 Полиция знает их в лицо

По данным пресс-службы ДВД, всего в Актюбинской области числится около 300 лиц без определённого места жительства, 250 – в областном центре. Каждый из них по нескольку раз попадал в поле зрения правоохранительных органов.

Самые частые травмы у бомжей – обморожения и переломы

С начала холодов в больницу скорой помощи попали 9 бездомных. Один умер прямо в приёмном покое.
В больницу люди без определенного места жительства в зимнее время попадают не только с обморожениями и переохлаждениями, но и с различными травмами.

– Самые частые травмы – это черепно-мозговые, таких больных с декабря было трое, – рассказали в приемном покое БСМП. – Также часто встречаются переломы рёбер.

Недавно мужчину лет 60-ти привезли с остановки «Дом ветеранов» с подозрением на инсульт, бомж умер прямо в приемном покое. С обморожениями конечностей и общим переохлаждением организма за морозные дни было доставлено 4 бездомных.

В зимнее время в травмоотделении БСМП каждый год появляется постоянный пациент без определенного места жительства – 40-летний Андрей. Два года назад после обморожения ему ампутировали одну ногу, в прошлом году – другую. Сейчас Андрея направили в наркологию.

Все эти пациенты двух возрастных групп: в первой мужчины 32-35 лет, во второй – 50-60 лет. 

— Ольга ДАНИЛЕВСКАЯ

Водка во всём виновата

Так объяснила корреспондентам «Д» причину своего незавидного существования одна из бездомных.

Раисе Самойленко 48 лет. В прошлом она работала почтальоном, швеёй. Муж тоже трудился слесарем на химзаводе.

– Когда в 1996 году родители умерли, я решила обменять квартиру, – рассказывает женщина. – Меня с мужем просто кинули. Так мы остались без жилья. Сначала сторожили на дачах, потом жили, где придётся – в подвалах, на теплотрассах. Муж умер в 2005 году, детей у нас не было. В августе 2007 года подростки разбили мне голову, и я попала в больницу, после выписки пришла в центр. Жила там почти год, мне восстановили документы, но за пьянку выгнали. Документы у меня опять украли вместе с сумкой. Собирала бутылки, металл. Деньги тратила на еду и выпивку. Обитала в одиночку, попасть в группу не стремилась, потому что там очень жестокие законы, всё, что добыл, нужно сдавать в общак. Не хочу снова оказаться на улице. Я знаю, какое отношение людей к таким, как я. Невозможно передать словами чувства, которые испытываешь, когда тебя обзывают последними словами.

45-летний Александр Гладких до 1992 года жил в Казахстане, потом уехал на заработки в Россию. Выпил, совершил кражу и попал на 4 года в тюрьму. Потом заработал ещё раз такой же срок.

– Пока сидел, сожительница с дочкой переехала в Челябинск, – рассказывает Александр. – В Казах­стан вернулся в 2007 году, шабашил, бичевал и, в конце концов, обратился в центр. Но мне надоела однообразная обстановка в бомжатнике, написал заявление и ушёл. На воле опять запил, жил в подвалах и подъездах, собирал и сдавал бутылки и металл. Ударили морозы, стало невмоготу, вернулся обратно. Раньше работал на шпальном заводе слесарем-наладчиком. Могу часы отремонтировать, обувь подшить. Все документы потерял, а при каких обстоятельствах, не помню, скорее всего, по пьянке. Изменить образ жизни, конечно, хочется. Но как это сделать без документов и крыши над головой?.. Зацепиться не за что. А воспитывался я в благополучной семье, но однажды моя жизнь дала крутой поворот, и всё рухнуло. Сам виноват – пристрастился к спиртному.

28-летнюю Ольгу журналисты нашли на трубах теплотрассы в районе торгового дома «Отрар». Пьяная женщина ничего толком не могла рассказать. Из невнятных ответов на вопросы удалось лишь узнать, что она бомжует уже несколько лет и ждёт своих «ребят», которые должны принести ещё выпивки и закуску.

– Как на улице оказалась? – поинтересовались мы.

– Водка во всём виновата. Не пила бы, жизнь сложилась бы по-другому, – ответила бездомная.

– Чем питаешься?

– А вон, мусорка рядом, еды туда много выбрасывают.

– На что живёшь?

– А кого это волнует?.. Снимаюсь.

– Сколько же стоят твои услуги?

– Двести тенге.

– И что, есть клиенты?

– Навалом, – похвалилась Ольга и провела рукой по горлу.

– Тебе такая жизнь нравится?

– Конечно. Свежий воздух, сама себе хозяйка, никто мне не указывает, куда идти и что делать.

После этих слов на глазах у женщины выступили слёзы.

Мурата, который вместе с двумя товарищами по несчастью живёт в колодце теплотрассы за драмтеатром, из дома выгнали родные. Так, по крайней мере, рассказал он сам.

– Все документы у меня в порядке, – говорит Мурат. – Когда-то я жил в центре старой части города. Бывало, выпивал, из-за спиртного от меня и ушла жена. Мои сёстры уговорили мать продать большой дом, чтобы купить жильё поменьше. Жил у одной из сестёр. На улицу меня выгнали 24 октября. Причина та же – пьянка. Живу то в одном колодце, то в другом. Еду нахожу в мусорных контейнерах. Воровать я не умею, поэтому приходится попрошайничать. Хочу, чтобы жизнь наладилась. Но как это сделать?

Интересная новость? 0 Добавить в закладки
Добавить комментарий
  • Уважаемые пользователи! Оставляя комментарии, проявляйте уважение и толерантность к мнению других посетителей. Просим вас избегать сообщений, приводящих к разжиганию конфликтов, расистских высказываний, оскорблений, провокаций и дискуссий, не относящихся к теме статьи. Ссылки на сторонние ресурсы в комментариях запрещены. Такие сообщения будут удаляться, а их авторы будут забанены.