Ни минуты покоя в приёмном покое

Автор:
Ни минуты покоя в приёмном покое

На фото: Раньше с заболеваниями сердца обращались чаще летом, а сейчас одинаково и зимой, и летом, рассказывает руководитель приемного отделения. Люди не хотят вовремя лечиться, уверены врачи. || Фото автора

Врач, спасшая жизнь беременной во время взрыва газового баллона, рассказала о своей сегодняшней работе в приёмном отделении областной больницы Актобе, передаёт газета «Диапазон».

Приемный покой областной больницы (она находится в поселке Жанаконыс, 8Е) принимает от 80 до 150 пациентов в сутки.

Приемный покой Актюбинского медицинского центра (областная больница) ни на секунду не остается пустым. Именно здесь медики оказывают экстренную помощь больным, распределяют их по отделениям. Медсестра «сортирует» пациентов: экстренный у него случай, плановый или самообращение.

19 марта корреспондент газеты «Диапазон» провел день в приемном покое. За все время пребывания журналиста врачи не отдохнули и 5 минут. Тут бабушка с инсультом, там женщина нуждается в осмотре – у нее посттравматический синдром после ДТП, здесь мужчина из военкомата с рентгеновским снимком что-то хочет спросить, да и дедушка, которого везут на каталке работники скорой помощи, плохо выглядит. Добавьте еще шумных родственников, которых просят не входить в приемный покой. Самые любопытные умудрялись войти с грудными детьми на руках и удивлялись, почему им не дают посмотреть на происходящее.

Пациентов здесь «сортируют», чтобы каждому оказать необходимую помощь.

Ритм работы задает заведующая приемным отделением Светлана Агзамова. Она унаследовала любовь к медицине от родителей. Ее помощники – медбратья и медсестры, а также практиканты и санитары.

В 2017 году в областной больнице провели редизайн, теперь весь блок в распоряжении приемного отделения.

– В течение суток принимаем от 80 до 150 пациентов. Раньше смотровая была в маленьком помещении, в прошлом году сделали редизайн, стало намного удобнее. Теперь тут пост регистрации и наблюдения за пациентами, палата интенсивной терапии, смотровая зона, санитарный блок, есть диагностические койки, лаборатории, эндоскопический кабинет и даже операционная для экстренных операций, – говорит заведующая приемным отделением, врач высшей категории Светлана Агзамова [на фото]. – Весь этот блок для приемного отделения, все делаем в его стенах.Как узнал «Диапазон», пациентов здесь делят на три группы: первую группу отправляют домой на амбулаторное лечение после оказания помощи, вторую оставляют под наблюдением на несколько часов либо оказывают несрочную медпомощь на месте. Самая срочная группа третья, этих людей отправляют в реанимацию либо госпитализируют. Работа кипит круглые сутки.
– Болезни не делятся на сезоны. Раньше с заболеваниями сердца обращались чаще летом, а сейчас одинаково и зимой, и летом. С чем это связано? С нежеланием лечиться. Пациенты не пьют лекарства, не следуют рекомендациям врача. Сложное в этой работе не график и даже не пациенты, а сопровождающие их люди, – делится Светлана Агзамова. – Мой отец фармацевт, а мама медсестра. В 2005 году я закончила медакадемию, взяла в руки диплом и устроилась на работу в селе. Была осень, везде грязь, дороги нет, в полночь из соседнего села ко мне прямо домой привезли роженицу. У нас женщины любят до последнего сидеть и ждать, так и у нее были схватки, она уже рожала, воды отошли. Принимала роды у нее прямо в машине, перерезала пуповину, и мы доехали до амбулатории, где я продолжила все необходимые процедуры. Она родила дочь, ее назвали в честь меня. Девочка сейчас живет в России, выросла у меня на глазах, я ей как крестная тетя.

За 13 лет в медицине у Светланы Агзамовой было много разных случаев, но один она запомнит на всю жизнь: взрыв газового баллона в Маржанбулаке.

– Зима, дороги не было. Взрыв произошел среди ночи, – вспоминает Светлана Агзамова, будто вглядываясь в пустоту. – Успели вызвать пожарных, я схватила чемоданчик, забежала к медсестре по соседству и побежали к дому пострадавших. Мужчина получил тяжелые ожоги, мы дали ему обезболивающее. У его беременной жены тоже было много ожогов, руки, ноги, лицо. У родственника мужа внешне было все в норме, на самом деле поражены внутренние органы. Я до сих пор не могу понять, как я умудрилась уместить трех людей в тяжелом состоянии в машине. Через пару суток скончался муж этой женщины, потом его родственник. Женщина выжила, она родила ребенка. Выжили старики и дети. У них были незначительные ожоги, мы их обработали на месте. Это было самое страшное в моей практике. Конечно, я видела много. Привыкаешь со временем. Можно ли меня назвать железной леди? Скорее да, чем нет.
Интересная новость? 0 Добавить в закладки
Добавить комментарий
  • Уважаемые пользователи! Оставляя комментарии, проявляйте уважение и толерантность к мнению других посетителей. Просим вас избегать сообщений, приводящих к разжиганию конфликтов, расистских высказываний, оскорблений, провокаций и дискуссий, не относящихся к теме статьи. Ссылки на сторонние ресурсы в комментариях запрещены. Такие сообщения будут удаляться, а их авторы будут забанены.