Долгожданный малыш заболел раком, и отец оставил нас - мама онкобольного Марка

Автор:
Долгожданный малыш заболел раком, и отец оставил нас - мама онкобольного Марка

На фото: «Я каждый день бегаю по больницам, боюсь, что он элементарно простудится, и все возобновится в любой момент», – говорит мама Марка. || Фото из личного архива Дины

Марку Тархову в полгодика поставили страшный диагноз: гепатобластома – это быстрорастущая злокачественная опухоль печени. Малыш прошёл курсы химиотерапии, ему провели сложную операцию, сейчас он должен находиться под постоянным наблюдением врачей. Ему требуется особый уход и в течение пяти лет каждый месяц сдавать анализ крови, делать МРТ органов грудной клетки, УЗИ органов брюшной полости и печени.

– Сына я родила в Алматы, – рассказывает мама мальчика Дина Мардан. – Что он болен, узнали случайно. Когда ему было полгода, он простыл, через две недели после болезни я заметила припухлость под правым ребром, сразу же вызвала «Скорую». Нас отвезли в больницу, через сутки осмотрел хирург и предположил онкологию. После биопсии подтвердился диагноз, злокачественная опухоль 3-й стадии (гепатобластома). Через месяц нас положили в педиатрию. Начали экстренно химиотерапию, потому что опухоль увеличивалась, была уже с кулак. Сначала сделали химиотерапию 3 блока, затем провели операцию, удалили опухоль, после операции сделали еще химиотерапию, поставили инвалидность и нас выписали.

Дина с сыном пролежала в больнице семь месяцев. Сейчас мать растит совершенно одна особенного ребенка, мальчику 1 год и 10 месяцев, родная мать и брат отказываются ее поддержать даже морально.

– Нам не с кем общаться, я маму просила просто приехать посидеть за одним столом, она не хочет, – рассказывает Дина. – Мама никогда мной не интересовалась, всегда уделяла больше времени младшему брату. Сейчас я к ним тянусь, зову к себе в гости, но они не хотят со мной общаться. Единственный, кто меня понимал и любил, это мой отец, но он умер 11 лет назад. Будь он жив, был бы рядом и поддержал меня в трудную минуту. Мама причинила мне много боли. Когда мне было 20 лет, мы жили в Уральске, мама сошлась с очередным мужчиной. Мы переехали к нему в квартиру, стали жить вместе как семья. Мама уехала в Актобе проведать сестру, забрала брата и оставила меня одну с ее гражданским мужем. Прошел почти месяц, а она так и не приезжала. В один из вечеров этот мужчина пришел с работы пьяный, начал грубо разговаривать и чуть не изнасиловал меня. Я выбежала из квартиры в одних тапочках и домашней одежде зимой. Бежала куда глаза глядят.

Девушка несколько месяцев жила у подруг. А мать за это время даже не пыталась с ней связаться и узнать, где и как она.

– Спустя время я ей позвонила, – делится молодая мама. – Она устроилась в Актобе, работала в кафе у своей сестры, позвала меня к себе. Я приехала и начала работать в этом кафе с утра до поздней ночи. Спала в подсобке, кушала то, что оставалось от клиентов. Полгода проработала бесплатно, добровольно, но обманным путем. Уехала в Алматы, была домработницей, потом устроилась на «Казахфильм» менеджером. Жизнь начала налаживаться. Через 4 года решила сама позвонить маме, скучала по родным. Начала им помогать, отправляла деньги, подарки, я с удовольствием это делала.

В 2015 году Дина вышла замуж, она долго не могла забеременеть. Марк был долгожданным ребенком. Но после диагноза отец ушел от них.

– Папа Марка был бизнесменом, занимался фармацевтикой. Мы были счастливы вместе, жили обеспеченно. Но пока мы лежали в больнице, он проиграл все деньги в казино, влез в миллионные долги и бросил нас.

Месяц назад Дина с маленьким ребенком приехала в Актобе в надежде, что тут ее примут родные. Но они отказываются с ней общаться. Сейчас молодой маме помогают люди из Алматы, снимают им квартиру. В свободное время, когда Марк спит, одинокая мама печет домашние пироги на заказ и делает маникюр на дому, тем самым пытаясь самой немного подзаработать.

– За это время я многое осознала, самые родные люди принесли мне столько боли и обид. У меня хватит сил простить и вычеркнуть их из своей жизни. Самое главное для меня – это мой ребенок, я с ним нахожусь 24 часа в сутки. Я не могу никуда выйти, мне не с кем его оставить даже на 10 минут.

В апреле Марку исполнится 2 года, под постоянным наблюдением он должен находиться еще 4 года.

Дина с сыном собираются остаться жить в Актобе. И самая большая проблема сейчас для них – это то, что у них нет собственного жилья и специальной медпомощи.

– Я каждый день бегаю из одной больницы в другую. Не дай Бог он что-нибудь подхватит! Все может возобновиться, я этого очень сильно боюсь. Онкология – это не простая болезнь. Мне не хватает поддержки облздрава, за такими детьми нужен особый уход. Здесь врачи ужасно относятся к своим пациентам. Мы две недели назад должны были сделать в детской больнице МРТ, но нам сказали, что аппарат сломался и неизвестно когда заработает. Мой ребенок плачет с утра до вечера. На нас не обращают внимания. Государство платит 70 тысяч тенге, но этого не хватает, он недавно простудился, купила лекарств на 40 тысяч.

Сейчас у Марка ремиссия, но ему нужен постоянный контроль врачей, иначе онкология может возобновиться в любой момент.

Если вы желаете помочь героине публикации морально или материально, координаты можете получить у журналиста Инны Гизатулиной по тел.: 56-70-60, + 7 775 797 03 08 (WhatsApp)

Интересная новость? 0 Добавить в закладки
Добавить комментарий
  • Уважаемые пользователи! Оставляя комментарии, проявляйте уважение и толерантность к мнению других посетителей. Просим вас избегать сообщений, приводящих к разжиганию конфликтов, расистских высказываний, оскорблений, провокаций и дискуссий, не относящихся к теме статьи. Ссылки на сторонние ресурсы в комментариях запрещены. Такие сообщения будут удаляться, а их авторы будут забанены.