Погибших в самолёте Москва-Орск до сих пор не похоронили

Автор:
Погибших в самолёте Москва-Орск до сих пор не похоронили

Со дня крушения самолёта, где погиб 71 человек, в том числе и уроженец Актобе Евгений Ильинов, прошло уже 2 месяца. Но их тела не похоронены, родным их не выдали.

Генетическую экспертизу останков обещали провести в самые короткие сроки, но дело затянулось, а затем случился пожар в Кемерово. Эта трагедия отодвинула все остальные на второй план. Теперь сложно сказать, когда люди смогут похоронить своих близких. В разбившемся самолете Ан-148 был наш земляк Евгений Ильинов.

– 22 марта уже 40 дней было, а еще даже не похоронили, – рассказывает отец Николай Юрчук. – Следственный комитет ничего не говорит, думали, в середине апреля все закончится. А теперь эксперты принялись за «Зимнюю вишню» и все приостановили, ждать придется еще несколько месяцев, это невыносимо. Похороны полностью на себя берут «Саратовские авиалинии». Мы решили похоронить сына в Санкт-Петербурге, на Смоленском кладбище. Мама Жени собирается переезжать туда к младшему сыну, у нее здесь никого не осталось.

Евгений занимался дзюдо, сёрфингом, изучал языки, путешествовал, увлекся бальными танцами и побеждал на соревнованиях, рассказала его подруга Юлия Ильяева.

Евгений Ильинов родился в Актобе. С младенчества его воспитывал отчим. Женя окончил среднюю школу №3 и школу юных летчиков. 14 лет назад уехал в Санкт-Петербург, поступил в БГТУ на факультет авиа- и ракето­строения. Работал на кафедре, создавал инновационные проекты, преподавал в вузе, пробовал себя в бизнесе, был владельцем хостела. Затем стал организатором крупнейшего фестиваля ЗОЖ в Санкт-Петербурге, с 2017 года перешел в консалтинг и работал в Москве.

Первый шок

– Про катастрофу мы узнали, ужасно, – говорит отец Жени. – Сидели, ужинали, о здоровье детей говорили, и тут Алеша звонит и сообщает о трагедии. До последнего думали, что это ошибка. Наш кот за несколько часов до сообщения вел себя необычно, метался по квартире, беспокоился, будто чувствовал. Утром позвонили из МЧС России, сказали, нужно сдать ДНК. Женина мама была не в состоянии куда-то ехать. Пришлось попросить их, чтобы взяли ДНК у младшего сына, ведь по матери они родные. «Саратовские авиалинии» взяли на себя все расходы, дорогу, проживание, питание. Но возникла сложность из-за электронных билетов на поезд, у нас здесь их не приняли, сказали ехать в Оренбург и распечатывать, только тогда они будут действительны. Решили время не тратить, уехали из Орска в Москву. Там нас встретили, проводили до гостиницы, круглосуточно с нами были представители МЧС, психолог и даже личный водитель. Хочется сказать спасибо за неравнодушие, помощь и поддержку.

Полетел в Орск, чтобы попасть в Актобе

– Следователи нам сказали, что не давали СМИ никаких данных, откуда появились причины катастрофы, неизвестно. Датчики скорости проходят еще на тренажерах, в действительности совершенно другая причина. На 2-й минуте летчики запросили аварийную посадку, на 5-й минуте самолет уже рухнул. Нам пообещали, что когда следствие закончится, дадут достоверную и полную информацию, – говорит отец. – Женя приезжал в Актобе каждое лето, ездил в поселок Сарыбулак к бабушке с дедушкой. Был всегда активистом, призовые места занимал на олимпиадах, изобретал что-то, ездил на форумы. Был очень разносторонним, занимался дзюдо, бальными танцами, изучал языки, прыгал с парашютом. Обожал путешествовать, особенно Мексика ему приглянулась, два года подряд туда ездил, даже в свадебное путешествие в этом году туда полетели, там же курсы по сёрфингу прошел. Высоты никогда не боялся, жил на 21-м этаже. Он был таким чутким и добрым. Когда мы развелись с его мамой, общались, как и прежде. А когда я во второй раз женился, Женя был первым, кто нас поздравил.

11 февраля отправили его в командировку не в Орск, а куда-то дальше. Он выбрал специально такой маршрут, чтобы нас навестить. А мы даже не знали, хотел сделать сюрприз. Женя часто так делал, если где-то рядом командировка была, обязательно заезжал на несколько часов.

«Женя был уникальным ребенком, он обожал ходить в детский сад и за несколько минут учил стихи», – вспоминает отец Жени актюбинец Николай Юрчук.

Я очень жалею, что мы редко общались по скайпу. Но он всегда был в разъездах. Помню, когда только Женя поступил в универ, я по скайпу учил его плов готовить. Хочется сказать, что нужно больше времени уделять родным, не откладывать на завтра, ведь оно может не наступить, жизнь такая непредсказуемая и короткая.

Торопился жить

– Из моего класса ходили только двое учеников в школу юных летчиков, – вспоминает классный руководитель актюбинской школы №3 Светлана Тучина. – Женя всегда мечтал что-то создавать свое. Курбанов, основатель школы летчиков, говорил, что Женя один из самых лучших учеников. Он пришел к нам в 9-м классе, и сразу же ребята выбрали его старостой. У него были большие сияющие глаза и всегда улыбка на лице. Мальчики его уважали, а девочки обожали. Настолько он был отзывчивым, часто был организатором различных мероприятий. Помню, на выпускном вечере он взял на себя всю программу. Втайне с ребятами подготовили сценку Высоцкого, наш покойный директор даже прослезился, потому что они исполнили его любимую песню. Я его последний раз видела после 2-го курса. Тогда он рассказывал, какие у него грандиозные планы на будущее, и как много он хочет еще успеть. Сказал, что лет через 10 надо будет обязательно встретиться.
Интересная новость? 0 Добавить в закладки
Добавить комментарий
  • Уважаемые пользователи! Оставляя комментарии, проявляйте уважение и толерантность к мнению других посетителей. Просим вас избегать сообщений, приводящих к разжиганию конфликтов, расистских высказываний, оскорблений, провокаций и дискуссий, не относящихся к теме статьи. Ссылки на сторонние ресурсы в комментариях запрещены. Такие сообщения будут удаляться, а их авторы будут забанены.