Айман Умарова, адвокат: Девушкам ставили условие: носить хиджаб, пока не расплатятся с долгами

Автор:
Айман Умарова, адвокат: Девушкам ставили условие: носить хиджаб, пока не расплатятся с долгами

Адвокат из Алматы, не раз видевшая религиозных экстремистов и террористов в тюрьмах, рассказала, как их там содержат, и каким образом террористы вербуют людей.

– Как именно вербуют религиозные экстремисты? Какие мотивы толкают людей, чтобы согласиться на их уговоры?

– В основном, это люди верующие искренне, но необразованные в религиозном смысле и с социальными проблемами. И такому человеку обещают чуть ли не «рай на земле», если он будет «истинным мусульманином». Для экстремиста истинный мусульманин – тот, которого можно постепенно подчинить своей воле. Метод убеждений используется как основной. Других берут на «крючок». К примеру, один из подсудимых рассказывал свою историю. Он приехал в город, рано женился, ни квартиры, ни работы, устроился на рынке продавцом, хозяин бутика убедил его, что все его беды от «кафиров». Он заставил свою супругу надеть хиджаб, читать намаз. Никто не спрашивал, хочет ли она носить хиджаб, читать намаз.

– Довелось ли побеседовать с девушками, которые носят хиджаб? Что они говорят?

– Да, две девушки рассказали историю, как они начали носить хиджаб. Они были студентками, денег нет, родители далеко. Встретили человека, который занял деньги, они не смогли вернуть вовремя. Тогда тот поставил условие: пока не вернут деньги, они должны носить хиджаб. Сейчас вербовщиков немало из числа образованных и успешных бизнесменов.

– Как выявляют людей из нетрадиционных течений?

– Это внедрение, создание конспиративных организаций и так далее. При имитации преступной деятельности человек ведет себя как готовый на совершение преступления. Он имитирует реального преступника, на самом деле не являясь им. Это часто выявляет лиц, которые действительно совершают или готовятся совершить преступление. Часто внедрения проходят через знакомых или близких к интересуемому лицу. «Внедренный» становится членом группировки, затем приближенным, и оперативники получают нужную информацию для раскрытия преступления. После выявления радикалов и их задержания идет досудебное расследование. Легко ли доказать экстремистские действия подозреваемых? Проблема – проведение экспертизы, чтобы установить религиозную рознь. Часто заключения экспертов оставляют желать лучшего. В стране не хватает теологов и религиоведов разных школ, поскольку каждое религиозное течение превозносит себя.

– С какими препятствиями сталкивались вы?

– Во время досудебного расследования ущемлялись права моих подзащитных. Самые распространенные нарушения – доступ к адвокату. Правоохранительные органы под любыми предлогами пытаются устранить неугодного защитника и пригласить адвоката, который их устраивает. Сотрудники не дают свиданий с родственниками, вызывают на следственные действия и держат сутками в ИВС, в зданиях ДВД, УВД и не проводят следственных действий. Всеми своими действиями показывают, что, мол, адвокат у тебя плохой. А если бы был сговорчивей, все было бы по-другому. Иногда «включают» карцер в СИЗО. Доказать незаконность помещения в карцер сложно. Также имеют место незаконные прослушки разговоров адвоката и его клиента.

По словам Айман Умаровой, при расследовании дел по экстремизму и терроризму часто необоснованно засекречиваются доказательства.

– Ни самому обвиняемому, ни его адвокату не дают ознакомиться со всеми доказательствами по делу, и суды выносят обвинительный приговор, – говорит адвокат. – Участие самого обвиняемого и его адвоката становится формальным. К примеру, уголовное дело в отношении Сакена Тулбаева, который был осужден за участие и руководство экстремистской организацией и распространение экстремистской литературы. Ни во время следствия, ни в судах первой и апелляционной инстанций нам не дали ознакомиться с материалами, на основании которых его осудили. Листовки, которые являлись вещественными доказательствами, противоречили обвинению. Так как Тулбаев обвинялся в принадлежности к запрещенной организации «Таблиги Джамаат (Джамагат)», которая была признана судом экстремистской. Cодержание странное, не присущее организации «Таблиги Джамагат», так как «таблигатовцы» – приверженцы ханнафитского мазхаба, они занимаются зачастую миссионер­ской деятельностью, работая по принципу «от двери к двери» распространением листовок.

– Опишите картину пребывания осужденных за экстремизм и терроризм в исправительных учреждениях.

– Зеки называют их «намазханами». Если скажу, что в наших учреждениях имеют место пытки, никого не удивлю. Но если и пытают, то это в большинстве случаев никакого отношения не имеет к статье, по которой осужден подозреваемый. Но есть вещи, которые неприемлемы для верующих: когда заставляют снимать штаны во время обыска, дотрагиваются до них, не дают возможности брать с собой Коран. Все эти действия воспринимаются ими как унижение. Кто-то терпит, кто-то сопротивляется. И когда за такое «сопротивление» отправляют в карцер и пишут, что он не подчинился режиму содержания, они молча переносят это и их «устраивает» такое обоснование, Они не хотят, чтобы описали то, что с ними делают.

– Какие методы противодействия терроризму и экстремизму, на ваш взгляд, результативные?

– Методы должны быть разнообразными, это однозначно. Но я против использования только карательных методов. Разумеется, когда совершено преступление, должно быть и наказание. Однако, о будущем нужно заботиться намного раньше, то есть проводить превентивные меры. Считаю, что нужно использовать как основные методы переубеждение и осведомленность. Переубеждение должно быть основано на грамотной подаче веры, а осведомленность – на доверии общества, которое должны завоевать сотрудники правоохранительных органов. Эти методы очень важны, так как социальная память радикальных мусульман призывает к восстановлению халифата. Отсутствие центрального исламского института предрешило неспособность справиться с религиозным конформизмом.

И еще, на мой взгляд, не нужно навязывать всем верующим ответственность за жестокое поведение единоверцев. Не нужно увязывать истинно верующих людей с кровавой стратегией террористов. Подозревая в экстремизме или терроризме всех или почти всех мусульман, мы можем развить межрелигиозную конфронтацию. Террористы выходцы из мусульманских стран, но угрожают они и исламу, и обществу.

Интересная новость? 0 Добавить в закладки
Добавить комментарий
  • Уважаемые пользователи! Оставляя комментарии, проявляйте уважение и толерантность к мнению других посетителей. Просим вас избегать сообщений, приводящих к разжиганию конфликтов, расистских высказываний, оскорблений, провокаций и дискуссий, не относящихся к теме статьи. Ссылки на сторонние ресурсы в комментариях запрещены. Такие сообщения будут удаляться, а их авторы будут забанены.

Все комментарии (5):
Сортировать:
фото пользователя ферзя
ферзя
Мне импонируют что в последнее время более реальней говорят о таком явлении как радикализм. Но увы далеко еще не все. Меня порой тревожит. почему не говорят так как есть. К примеру я считаю что люди имеют право знать, тем более находясь в эпицентре, что такое каранизм. Почему у нас? И кто является лидером Казахстанских каранитов, что они хотят, и во имя чего существуют, где источники финансирования?
Ответить 05.08.2016, 11:29
фото пользователя taxsist2
taxsist2
из всего сказанного плохих людей не делят религия или разрез глаз или цвет кожи, радикалы сейчас используя то,что  после развала СССР в странах постсоветсткого пространства образовался вакуум в религиозном плане, 70 лет считалось,что Бога нет, то этот вакуум начали заполнять адепты, проповедники на любой вкус и цвет в т.ч и радикальные элементы. Нашей стране грозит опасность, страну могут расколоть по факту межконфессиональной розни те кто педалирует ситуацию подводя под одну гребенку всех верующих мусульман, те кто поднимает волну на фоне языкового или социального различия граждан. Атаки в большинстве случае информационные идут по различным сторонам и увязать в одну линию очень сложно. В этой ситуации нужно привлечь на свою сторону большинство людей, нужны грамотные герои дня, выбивание например олимпийских чемпионов это тоже небольшое поражение.  
Ответить 05.08.2016, 12:46
фото пользователя Keks1
Keks1
"после развала СССР в странах постсоветсткого пространства образовался вакуум в религиозном плане"
Не только в религиозном. Нет общей цели, идеи, хоть какой-нибудь. Старые идеи и цели похерили, а новые не дали. Вот люди и ищут их себе сами. Кому насколько мораль и фантазия помогают. А в остальном - полностью согласен.
Ответить 05.08.2016, 12:50
фото пользователя ферзя
ферзя
Это сугубо личное мнение; Идеи есть, и они так разнообразны и одна хуже другой.  Одни их выбирают другие сопротивляются или игнорируют. Преобладает в основном одна низменная идея жить только для себя и ради себя одного. Люди что отходят от этого кажутся не совсем нормальными.  Когда то у нас просто была общая цель и она на мой взгляд была не плохой. Плохи были пути которыми нас вели а вернее плохи были ведущие. При всех недостатках, скажем к примеру, отрекаясь от Бога, по духу и добродетели мы были ближе к нему чем сейчас. Да мы жили для себя и своими потребностями но так стремились к всеобщему счастью. На этом фоне люди по иному общались и относились друг к другу. И я скучаю по этому. тепло мне было там.  Как я хочу в СССР 
Ответить 06.08.2016, 12:15
фото пользователя OREL
OREL
Хиджаб,это  не казахская одежда, я не понимаю. зачем отказываться от своих корней, от духа своих предков. наверное скоро у нас будет страна Арабия...
Ответить 18.09.2016, 19:54