Учитель из Иргиза командовал на войне штрафной ротой

Автор:
Учитель из Иргиза командовал на войне штрафной ротой

На фото: Алтай Шалов: «Этот лист черемухи отец прислал во фронтовом письме в 44-м. Писал, что стоят в Польше, в лесу, листочек оттуда. Мечта всей моей жизни – побывать на могиле отца». || Фото В. ЗОБЕНКО

Эту удивительную историю мне рассказал знакомый врач из Иргиза. «У нас в районе есть свой герой, – сказал он. – Его зовут Кшан Шалов. Воевал в стрелковой бригаде, попал в окружение. Его считали погибшим, а он был живой. Руководил штрафной ротой. В одном из писем он прислал лист черёмухи из польского леса. Семья его хранит до сих пор.

«Д» разыскал в Актобе сына Кшана Шалова. Алтаю ага в этом году исполнилось 79. Долгое время он жил в Карабутаке, в 90-х перебрался в Актобе. Почти всю жизнь проработал бухгалтером, вырастил 4 детей.

Вернусь с победой

– Когда отца забрали на фронт, мне было всего 4 года, – рассказывает Алтай Шалов. – Младшему брату было 2, еще одному и 40 дней не исполнилось. Отец наш был учителем, заведовал райОНО. На фронт ушел в августе 41-го. Попал в 387-й полк, который формировался в Акмолинске, был командиром взвода. Мама получала письма с фронта, читала их нам. Письма были на арабском. Сохранилось только одно, я отдал его перевести, и мне его не вернули. Но я помню, что почти все заканчивались словами: вернусь с победой. Но отец не вернулся.

– Нам жилось очень сложно, – вспоминает Алтай Шалов. – Мать работала поваром в больнице, оттуда приносила миску похлебки, делила на всех. От отца оставался целый сундук вещей, костюмы, пальто, мама меняла их на тары, так и выжили. Когда чуть подрос, я пошел работать. Ухаживал за колхозным скотом, трудился в поле. В 5 утра нас поднимали, приходили в 12 ночи. Потом на отца пришла похоронка. Как дети офицера до 16 лет мы с братьями получали пособия. Мы выросли, выучились, сейчас из братьев остался я один. У меня должен быть еще брат-близнец, но почти сразу после рождения его отдали бездетной семье. Это было в Маканчинском районе Семипалатинской области. Отец там служил в армии, женился, родились мы, близнецы. Тут его позвали на родину, в Иргиз. Как везти двух маленьких детей? Одного из сыновей отец оставил сторожу военкомата. У того не было детей. Ни имя его неизвестно, ни фамилия...

Ваш отец погиб в бою

Долгое время семья Кшана Шалова ничего не знала о том, где он воевал и где погиб. Пока в декабре 70-го старшему из сыновей не пришел ответ из мин­обороны. В нем говорилось: «Командир роты 102 штрафной роты капитан Шалов Кшан, 1909 года рождения, погиб в бою 13 февраля 1945 года. Похоронен: Польша, Поморская область, Швецкий район, д. Зелеше».

Отец, которого земляки помнят как строгого учителя, никак не мог попасть в штрафную роту, думали дети, и написали в минобороны снова.

«У вас не должно быть никаких сомнений в отношении отца, – ответили им.– На командные должности в штрафные подразделения назначались лучшие, волевые офицеры, а не штрафники. За боевые отличия Кшан Шалов был награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны 1-й степени».

Со штрафниками в Польшу

О том, что Кшан Шалов совершил подвиг, его сын узнал от своих земляков-иргизцев уже в наши дни. Информацию они нашли на сайте «Подвиг народа». Выяснилось, что 387-я Акмолинская стрелковая дивизия в 42-м в Тульской области попала в окружение. Из десятков тысяч бойцов в живых осталось всего 800. Среди них Кшан Шалов. Он значился погибшим, но выжил, был ранен трижды. В 44-м его назначили командиром 102-й штрафной роты. Такие части направлялись на самые опасные участки фронтов. Командовали штрафными ротами кадровые офицеры, опытные командиры.

Вот запись из наградного листа Кшана Шалова:

«В наступательных боях за плацдарм на берегу Нарева в октябре 1944 года капитан Шалов стойко удерживал завоеванный рубеж. Высотой овладел малыми потерями личного состава, в траншейном бою уничтожил до 30 немецких солдат, из них 3 сам лично. Был в том бою ранен, но не оставил поле боя».

У Кшана Шалова сейчас 20 внуков и 20 правнуков. Все они знают, что Алтай ата хранит старый листик черемухи, который с фронта прислал отец.

«Сейчас мы в Польше, стоим в лесу. Это листик из того леса», – писал фронтовик.

Еще Алтай Шалов хранит горсть земли с могилы предков, которую так и не довез в Польшу. Он хотел рассыпать ее на могиле отца.

– Недавно я снова ходил в собес, – говорит он, и на глазах старца появляются слезы. – Мне сказали, что я стар и мне нужен сопровождающий. Еще надо оформить страховку, пройти медобследование. Поездка обойдется почти в 3 тысячи долларов. У меня таких денег нет. Поехать на могилу отца – мечта всей моей жизни. Неужели она никогда не исполнится?

К.Шалов здесь еще мл. лейтенант. Он дослужился до капитана, получил два ордена.

В 1970-м году Шаловым сообщили, где и как погиб их отец, и что похоронен он в Польше.

Интересная новость? 0 Добавить в закладки
Добавить комментарий
  • Уважаемые пользователи! Оставляя комментарии, проявляйте уважение и толерантность к мнению других посетителей. Просим вас избегать сообщений, приводящих к разжиганию конфликтов, расистских высказываний, оскорблений, провокаций и дискуссий, не относящихся к теме статьи. Ссылки на сторонние ресурсы в комментариях запрещены. Такие сообщения будут удаляться, а их авторы будут забанены.