Сын участника войны из Эмбы нашёл родных военврача, спасшего в плену его отца (ФОТО)

Автор:
Сын участника войны из Эмбы нашёл родных военврача, спасшего в плену его отца (ФОТО)

Через 70 лет после войны сын солдата Жамила Сулейменова нашёл в Москве родных военврача, который в лагере оперировал его отца, вытащил из головы осколок. Жамил с войны вернулся. Хирурга, спасшего сотни солдат, признают английским шпионом, 8 лет он проведёт в колонии.

Эта история, полная переживаний, могла бы стать сюжетом для кино. В 43-м 18-летний Жамил Сулейменов из маленького аула Карла Маркса, что недалеко от Эмбы, уходит на войну. Попадает на Калининский фронт. Через полгода при освобождении Украины оказывается в окружении, дальше – плен. Туда Жамил Сулейменов попадает раненым, с осколком в голове. Лежа в лагерном госпитале, будет вести дневник. Дети Сулейменова найдут его уже после смерти отца. [«Д» писал об этом в №19 от 10.05.2012 г. «Актюбинский солдат вел на фронте дневник», www.diapazon.kz/aktobe/aktobe-society/44593-aktyu...

– Я младший из 8 детей, мы все родились уже после войны, – рассказывает Сейтжан Жамил. – Отец умер в 80-м. Мы все уехали из аула. В 90-х в Актобе решила перебраться и старшая сестра. Среди старых вещей она нашла портфель отца, там был его военный дневник. Я видел этот блокнот в дет­стве, но не изучал его. Прочитав, узнал, что пережил отец. В дневнике он пишет, как его ранили и кто его спас:

«…Я пришел в сознание. Рука сразу потянулась к голове. Там глубокая рана и кость. Шапка сгорела…

16 декабря мне сообщили, что будет операция. На операцию взяли 21-го. Положили на стол, промыли рану, лицо накрыли белой тканью. Я молил Аллаха, чтобы все обошлось. Два врача держали меня за руки, два – за ноги. Я чувствовал, как мне на голове разрезают кожу, ломают кость. Вот извлекли осколок, рану зашили, потом перевязали и из операционного барака на носилках отнесли в другой. Три дня и три ночи я не спал. Все тело горело, голова раскалывалась, я стал прощаться с жизнью. От меня не отходил врач, проводивший операцию, Леонид Александрович Кубасов. Высокий, полноватый, приятной внешности, с красивыми усами и бородкой. Он был очень внимательным и добрым. Этот прекрасный человек спас мою молодую жизнь. Я никогда его не забуду… В лагере Хелма я лечился 7 месяцев».

– Когда я все это узнал, написал в военный архив, в «Жди меня», хотел найти родных военврача Кубасова, – говорит Сейтжан, – но мне не ответили. Этому хирургу не только отец – мы, 8 детей, обязаны жизнью. Отец вернулся с войны инвалидом, но продолжал работать. Был табельщиком на железной дороге. Зимой и летом ходил в шапке. На голове у него была зашитая рана, похожая на родничок. Кожа есть, а кости нет.

В прошлом году «Д» опубликовал материал о «Гросс­лазарете», и мне вспомнилась история отца. Я рассказал ее «Д» и поделился, что хочу найти родных военврача Кубасова.

«Д» связался с зампредседателя Казахской региональной национально-культурной автономии в Москве Асылбеком Толешовым. Доцент института стали и сплавов много лет помогает поисковикам. Тут же между ними разошлось сообщение: «Помогите найти родных военврача 2-го ранга Великой Отечественной войны Кубасова Леонида Александровича. Он 1902 г.р., место рождения с. Никольск Вологодской области. Призван на фронт 22.06.1941 г. Свердловским РВК Москвы. Служил 38 МСб 42 стр.див. Попал в плен, освобожден. Жена Эстрина Софья Ильинична проживала в 1941 г. в Москве по ул. Пушкинской, 9, кв. 20».

Началась переписка, к поисковикам подсоединялись московские детективы. И вот недавно Елена Жилинская (она на пенсии, но занимается поисковой работой) нашла сына Кубасова. Владимиру Леонидовичу сейчас 77.

– Отец попал в плен, был освобожден. Спасал жизни многим бойцам, – сказал он. Супруга Владимира Леонидовича рассказала, что семья Кубасовых после войны пережила жуткие испытания.

Леонид Александрович отсидел 8 лет как враг народа. Его признали английским шпионом. Освободившись, он работал хирургом в Верее. Много лет возглавлял 24-ю больницу на Петровке. Когда в силу возраста хирургом он работать не мог, стал консультировать.

– Мы очень благодарны семье Жамила Сулейменова за память о свекре, – сказала Евгения Николаевна. – Он похоронен на Хованском кладбище.

На прошлой неделе Сейтжан Жамил побывал там.

– В Москве меня встретил Асылбек Толешов, – рассказал Сейтжан. – Мы сразу поехали на Хован­ское кладбище. Оно огромное, самое большое в Европе, но могилу Кубасова я нашел быстро. Пошел по центральному ряду и тут же наткнулся. Казалось, меня ждали. Я возложил цветы, для меня это было очень волнительно. Сын Кубасова из-за болезни встретиться со мной не смог. Сейчас передо мной новая задача. Хочу обратиться в правительство Москвы, чтобы на больнице, где работал Кубасов, установили мемориальную доску. Память о человеке, который в плену спасал советских солдат, должна жить.

1943 год. Фото из военного билета солдата. Там же указано, что он был в немецком плену.

Stalag 319 – один из самых больших лагерей военнопленных на польской территории. Действовал с июля 1941 г. по апрель 1944 г. в г. Хелм. Через шталаг 319 прошло около 250 000 военнопленных, 90 000 погибли.

Интересная новость? 0 Добавить в закладки
Добавить комментарий
  • Уважаемые пользователи! Оставляя комментарии, проявляйте уважение и толерантность к мнению других посетителей. Просим вас избегать сообщений, приводящих к разжиганию конфликтов, расистских высказываний, оскорблений, провокаций и дискуссий, не относящихся к теме статьи. Ссылки на сторонние ресурсы в комментариях запрещены. Такие сообщения будут удаляться, а их авторы будут забанены.

Все комментарии (2):
Сортировать:
фото пользователя Снежка
Снежка
великие люди и сам Жамил Сулейменов  и Кубасов! 
Ответить 28.11.2013, 09:39
фото пользователя Твист
Твист
Очень душевная статья... 
Ответить 28.11.2013, 10:24

Последние комментарии